“Непарижское лицо” Сергея Собянина

16 февраля в беседе с сотрудниками радио “Эхо Москвы” относительно новый мэр Москвы Сергей Собянин с энтузиазмом начал доказывать горожанам и всем остальным, что на свою должность он совершенно не годится. Кажется, всю продолжительную беседу теперь придется изучить очень подробно, хотя бы потому, что встречается в ней вот какой кусок. Собянин отвечает на ожидаемый вопрос о проблемах, связанных с миграцией:

Вообще нет практически ни одной страны, особенно европейской, которая так справилась эффективно с этими проблемами. Наоборот, мы еще выглядим более-менее благополучно по сравнению с тем, что происходит в Париже, в Лондоне и так далее. Я когда первый раз приехал в Париж, я даже не понял, куда я приехал – там люди совершенно с не парижским цветом кожи, там количество мигрантов, которые там осели и уже живут, мне кажется, уже достиг чуть ли не половины Парижа.

Даже не совсем понятно, с чего тут начинать.

Может быть, с самого простого: пещерного уровня расисту не пристало руководить главным городом очень большой, многонациональной страны.

Может, нужно немного посложнее, в двух вариантах: 1. Если бы в Москве были выборы мэра, то человек такого культурного уровня ни за что не победил бы на них; или 2. Если бы Собянин с такими речами победил на выборах мэра Москвы, то это очень плохо говорило бы о многонациональных жителях этого города.

Может, нужно разжевать: нет никакого парижского или непарижского цвета кожи, нет лондонского и нелондонского – есть лондонское и нелондонское, а также британское и небританское, и так далее, устройство пространства под черепной коробкой. Кому-то это устройство дается с первого дня жизни, но география никого не дисквалифицирует: очень многие люди по всему миру не являются расистами вне зависимости от места рождения. Это очень важно: больше всего о провале политики мультикультурализма и перегибах толерантности любят говорить те, кто не умеет или не пробовал практиковать ни то, ни другое. Можно отрыгивать пошлости про то, как в Америке линчуют негров, а в пригородах Парижа подростки поджигают автомобили – можно съездить в Париж, Нью-Йорк или Лондон самому, или просто порасспрашивать людей, которые там живут или жили. Убедиться, что Москве до этих городов очень далеко, и подумать, как сократить этот разрыв.

Можно также добавить, что ответственность здесь лежит и на президенте Медведеве. Вернее, на нем лежит безответственность: как можно было назначить на этот пост человека с культурным багажом футбольного фаната? Как выглядят слова Собянина на фоне недавних событий на Манежной площади в Москве и как сильно вредят они конструктивной дискуссии на крайне сложную и запутанную тему? И, кстати, почему ни один журналист “Эха Москвы”, включая главного редактора, тут же Сергея Собянина не одернул?

Все это риторические вопросы, а есть вопросы содержательные, и есть среди них главный. В Москве живут миллионы людей, значительная их доля не расисты, а десяткам или сотням тысяч расизм отвратителен – они это осознают. Они могут не принимать его по принципиальным соображениям, а могут просто понимать, что без определенного уровня терпимости в обществе это общество обречено. Могут осознавать, что политика “принимаем на работу только русских (евреев, грузин, латышей, калмыков)” означает скорый крах коммерческого предприятия – потому что успешные фирмы во всем мире нанимают не по роже, а по способностям. Могут отдавать себе отчет в национальности, вероисповедании и цвете кожи своих лучших друзей. У армян есть друзья-евреи, у русских – грузины, у азербайджанцев – литовцы. Что им делать?

Им нужно что-нибудь сказать. Сказать, например, что болезнь нельзя вылечить, игнорируя ее, а собянинское “мы еще выглядим более-менее благополучно по сравнению с тем, что происходит в Париже, в Лондоне” – как раз такой самообман (и обман, поскольку произнесено в радиоэфире). Сказать, что они не приемлют развития событий, при котором Москва будет двигаться не в сторону Парижа или Лондона, а от них – к тому состоянию, когда словосочетание “немосковский цвет лица” станет приемлемым среди горожан. Мы вряд ли вылечим пятидесятидвухлетнего Сергея Собянина от расизма – лекарством мог бы стать grand tour по великим городам мира, которые потому и великие, что притягивают самых разных людей и примиряют их друг с другом. Кстати, там он смог бы увидеть и ошибки местных властей, а не только верные решения, и намотать их на отсутствующий ус. Но денег налогоплательщиков на это жалко, и придется искать другие выходы. Сергей Собянин должен узнать, что подобного рода высказывания совершенно недопустимы, и – это гораздо убедительнее для человека его склада – что самая активная и творческая часть жителей вверенного ему города, многие десятки тысяч его жителей, считают эти слова совершенно позорными и лишаются доверия к мэру в самом начале его правления. После этого проводить столь необходимые для Москвы преобразования, пользуясь при этом поддержкой думающих москвичей, будет крайне сложно.

Да, мы знаем, что в последние годы федеральные и муниципальные власти в России редко интересуются мнением граждан и горожан в частности. Мы также знаем, что принимать это как данность просто-таки нельзя: пока это так, Россия – как и отдельные регионы, области и города внутри нее – не сможет ни с кем конкурировать на мировых рынках, не сможет притягивать интересных людей, не сможет притягивать людей менее интересных, но насущно необходимых, не сможет удерживать своих собственных людей. И очень скоро выяснится, что нет ни “своих”, ни “собственных”. Хочется ли этого нам?

Это тоже риторический вопрос. А риторический ответ на него означает, что уже сейчас о своих возражениях мы должны заявить – а заодно обсудить, какая из мировых моделей “многонационального города” устраивает нас больше остальных. Давайте подумаем, как это можно сделать.